ПРОТЕСТ Прокуратуры Мурманской области от 22.12.2000 N 8-973-97 "В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА на РЕШЕНИЕ ПЕРВОМАЙСКОГО РАЙОННОГО СУДА ОТ 31.05.2000" (вместе с "ОПРЕДЕЛЕНИЕМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ")

Архив



ПРОКУРАТУРА МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ



ПРОТЕСТ

от 22 декабря 2000 г. N 8-973-97



В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА на РЕШЕНИЕ ПЕРВОМАЙСКОГО РАЙОННОГО

СУДА ОТ 31.05.2000



Ильченко Н.Д. обратился в суд с жалобой на постановление Мурманской таможни от 16.04.1999, которым заявитель признан виновным в нарушении таможенных правил на основании ст. 279 ч. 1 ТК РФ и подвергнут взысканию в виде конфискации автомобиля.

Решением Первомайского районного суда от 31.05.1999 в удовлетворении жалобы было отказано.

В кассационном порядке решение суда не рассматривалось.

Полагаю решение суда незаконным и подлежащим отмене, ввиду неправильного применения судом норм материального права.

В соответствии с ч. 1 ст. 279 ТК РФ недекларирование или недостоверное декларирование товаров и транспортных средств, перемещаемых через таможенную границу РФ, влечет наложение штрафа в размере от 100 до 200 процентов стоимости товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами правонарушения, с их конфискацией или без таковой, либо с взысканием стоимости таких товаров и транспортных средств или без такового.

Как видно из материалов гражданского дела, Ильченко Н.Д. 11.09.1996 ввез на территорию Российской Федерации автомобиль "IFA-W50 La/A-1", однако в установленный срок декларацию для таможенного оформления автомобиля в Мурманскую таможню не представил.

На основании постановления по делу о нарушении таможенных правил с 16.04.1999 административное взыскание в виде штрафа на Ильченко не накладывалось, в связи с истечением к моменту рассмотрения дела сроков наложения взыскания в виде штрафа. Одновременно таможенными органами было принято решение о конфискации принадлежащего Ильченко Н.Д. автомобиля стоимостью 23744 руб., являющегося непосредственным объектом правонарушения.

Вместе с тем, конфискация может применяться как мера юридической ответственности, влекущая утрату собственником его имущества, только с вынесением соответствующего судебного решения.

Как указано в постановлении Конституционного Суда РФ от 11.03.1998 по делу о проверке конституционности ст. 266 ТК РФ, части второй ст. 85, 222 КоАП РСФСР, предписание ч. 3 ст. 35 Конституции РФ о лишении имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде конфискации имущества. Это положение Конституции РФ, являясь гарантией права собственности, обязывает органы, рассматривающие дела о таможенных и административных правонарушениях, при привлечении граждан к ответственности обеспечивать соблюдение судебной процедуры.

Как следует из определения Конституционного Суда РФ от 01.07.1998 по жалобе Терзияна П.М. на нарушение его конституционных прав положениями ст. 159, 199 КоАП РСФСР, вывод Конституционного Суда РФ, признавшего, что конфискация имущества в виде санкции за правонарушение может применяться только судом, распространяется на все без исключения органы, независимо от того, каким нормативным актом (или отдельными положениями) такое право им предоставлено.

Соблюдение судебной процедуры назначения конфискации как меры административного взыскания обязательно для судов, других органов и должностных лиц при применении ими статей Таможенного кодекса РФ, в которых предусмотрена возможность конфискации товаров, транспортных средств и иных предметов в качестве санкции за нарушения содержащихся в этих статьях таможенных правил, на что было указано в постановлении Конституционного Суда РФ от 14.05.1999 по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 380 ТК РФ.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд сделал вывод о правомерности применения Мурманской таможней санкции в виде конфискации имущества, поскольку положения ч. 1 ст. 279 ТК РФ неконституционными не признавались.

Данный вывод суда является ошибочным, поскольку, в силу ч. 2 ст. 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ", признание нормативного акта или договора, либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения.

Неосновательна ссылка суда на п. 2 ст. 243 ГК РФ, допускающий возможность применения конфискации в административном порядке в случаях, предусмотренных законом, поскольку данная норма носит отсылочный характер и сама по себе не регулирует условий и порядка применения конфискации.

Вывод о том, что конфискация имущества как санкция за правонарушение может применяться только судом, подтвержден в определении Конституционного Суда РФ от 13.01.2000 по жалобам малого предприятия "Кинескоп" и Сочинского пассажирского автотранспортного предприятия N 2 на нарушение конституционных прав и свобод ст. 276 ТК РФ. в указанном определении отмечено, что именно судебная процедура позволяет в случае конфискации имущества в максимальной степени гарантировать соблюдение основных прав граждан и юридических лиц, обеспечить при рассмотрении дела состязательность и равноправие сторон, всесторонне исследовать материалы дела, установить состав правонарушения и назначить справедливое и соразмерное тяжести правонарушения взыскание.

С учетом изложенного, вывод суда о законности постановления Мурманской таможни о конфискации имущества Ильченко является неправильным.

Учитывая, что по делу не требуется собирания дополнительных доказательств, судом допущено неправильное толкование норм материального права, руководствуясь ст. 324, п. 5 ст. 329 ГПК РСФСР,



прошу:



Решение Первомайского районного суда от 31.05.1999 отменить, постановив по делу новое решение, которым жалобу Ильченко Н.Д. об отмене постановления Мурманской таможни удовлетворить.



Приложение: гражданское дело N 2-11644, жалоба на 3 листах, материалы на 7 листах.



Прокурор области

государственный советник юстиции 3 класса

Д.В.МИЛОСЕРДОВ











ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



ОПРЕДЕЛЕНИЕ

(извлечение)



Дело N 34-В01 пр-3



Ильченко Н.Д. обратился в суд с жалобой на постановление заместителя начальника Мурманской таможни от 16.04.1999, которым он признан виновным в нарушении таможенных правил, выразившемся в недекларировании транспортного средства, перемещаемого через таможенную границу Российской Федерации, и на основании ч. 1 ст. 279 Таможенного кодекса РФ подвергнут взысканию в виде конфискации автомашины "IFA-W50" стоимостью 23744 руб.

Решением Первомайского районного суда г. Мурманска от 31 мая 1999 года в удовлетворении жалобы отказано.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Мурманского областного суда от 25 января 2001 года оставлен без удовлетворения протест прокурора области на указанное решение суда.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, в связи с неправильным применением норм материального права.

Обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению.

Решение суда об отказе в удовлетворении жалобы Ильченко Н.Д. мотивировано тем, что обжалуемое постановление заместителя начальника Мурманской таможни вынесено с соблюдением требований ст. 170, 173, 242 ч. 4, 243 ч. 2, 247 ч. 2, 279 ч. 1 Таможенного кодекса РФ, дело о нарушении таможенных правил рассмотрено и взыскание наложено в соответствии со ст. 246, 297, 299, 306 этого Кодекса.

С данными выводами согласился и президиум Мурманского областного суда, указав при этом, что вынесение таможенным органом постановления о конфискации имущества в виде санкции за таможенное правонарушение при наличии гарантии последующего судебного контроля как способа защиты прав собственника не противоречит требованиям Конституции Российском Федерации.

Указанные выводы судебных инстанций нельзя признать правильными.

Конституция Российской Федерации, имеющая, в силу ее ст. 15, высшую юридическую силу, прямое действие и применяющаяся на всех территориях Российской Федерации, предусматривает, что законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Согласно ст. 35 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Эти конституционные гарантии распространяются на имущество, принадлежащее субъектам права собственности на законных основаниях.

Согласно правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 11 марта 1998 г. N 8-П по делу о проверке конституционности статьи 226 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, конфискация может применяться как мера юридической ответственности, влекущая утрату собственником его имущества, только с вынесением соответствующего судебного решения. Вышеуказанное конституционное предписание о лишении имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде конфискации имущества.

Ссылка президиума областного суда на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 мая 1997 г. по делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации несостоятельна.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 11 марта 1998 г. N 8-П отметил, что в постановлении от 20 мая 1997 г. указывается, что "акт суда является итогом решения вопроса о лишении лица его имущества". Следовательно, только с вынесением соответствующего судебного решения конфискация может рассматриваться как мера юридической ответственности, влекущая утрату собственником его имущества.

Неправильное толкование норм материального права в силу п. 1 части первой ст. 330 ГПК РСФСР является основанием к отмене судебных постановлений в порядке надзора.

Руководствуясь п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданскими делам Верховного Суда Российской Федерации



определила:



Решение Первомайского районного суда г. Мурманска от 31 мая 1999 года и постановление президиума Мурманского областного суда от 25 января 2001 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.



Председательствующий

М.Н.ЛАВРЕНТЬЕВ



Члены коллегии

Н.К.ТОЛЧЕЕВА

В.Н.ПИРОЖКОВА









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Разное

Новости